Интервью с онкологом об иммунотерапии рака 149 / 23 ноября 2018

Андрей Сергеевич Базылев, онколог-химиотерапевт нашей клиники, подробно рассказал об иммунотерапии - методе, за который в этом году была присуждена Нобелевская премия по медицине.

Действительно иммунотерапия - это прорыв в лечении онкологии? 

Несомненно. Иммунотерапия – это метод лечения рака с огромной эффективностью и невыраженными побочными эффектами.

Дело в том, что наш иммунитет состоит из клеток, к ним относят макрофаги и лимфоциты. Эти клетки совместно участвуют в инициации и развитии всех звеньев иммунного ответа. 
Одна из задач иммунной системы – уничтожить чужеродные или опасные клетки, не атакуя при этом здоровые клетки организма.

Коварство рака заключается в том, что, являясь, по сути, «чужеродным агентом» в организме, он выделяет специальные вещества, которые подавляют иммунный ответ и побуждают иммунитет воспринимать опухоль не как врага, требующего уничтожения, а как рану, требующую помощи, защиты и исцеления. Открытие иммунотерапии рака дало возможность вернуть иммунитету способность распознавать опухолевые клетки и уничтожать их.

иммунотерапия рака

Можно ли теперь говорить о том, что иммунотерапия – это панацея от рака?


К сожалению, нет. Во-первых, не все злокачественные опухоли можно лечить с помощью иммунотерапии. Во-вторых, со временем опухоль может привыкнуть к этим препаратам и стать нечувствительной к терапии.

Сейчас диагноз «рак» ставят так часто, что если спросить любого, даже не болевшего раком, как лечат это заболевание, практически каждый ответит: операция – химиотерапия – лучевая терапия. Учитывая, что все современные открытия в области онкологии связаны именно с лекарственными препаратами, можно надеяться на то, что методы лечения рака в ближайшем будущем существенно изменятся?

Сегодня лечение рака глубоко индивидуализировано. Вначале проводят биопсию опухоли и гистологическое исследование полученного материала. Затем определяют, насколько опухоль агрессивна и к какому лечению более чувствительна. Только потом решается вопрос о выборе схемы и порядке лечения.

Что касается изменений в стандартах лечения, то они меняются с завидной частотой. Например, стандарты NCCN (National Comprehensive Cancer Network – Национальная всеобщая онкологическая сеть) обновляются каждые три месяца, а рекомендации различных онкологических ассоциаций – ежегодно. Также каждый год появляются новые препараты и их комбинации, которые показывают большую эффективность, чем препараты уже существующие на рынке, что приводит к изменению в подходах к лечению рака.

Как будут лечить онкозаболевания лет так через пятьдесят? Понимаю, что ответ будет гипотетический – но все же, к чему может привести развитие науки?


Современная онкология идет по пути индивидуализации противоопухолевой терапии. Персонализированная или прецизионная медицина – это медицина будущего, и мы строим ее уже сегодня. Каждая опухоль по-своему уникальна и требует своего подхода к лечению, назначения подходящих видов терапии. Также, на сегодняшний день, рак переходит в разряд хронических заболеваний. Да, вылечить рак нельзя, но жить с этим диагнозом, сохраняя привычный образ жизни, - вполне реально.

Поэтому новые препараты создаются преимущественно в таблетированных формах или в виде кратковременных инфузий. Также новые препараты не обладают выраженными побочными действиями, что позволяет пациентам сохранять привычный активный образ жизни.

Я уверен, в дальнейшем онкология будет развиваться именно в этих двух направлениях – прецизионная медицина, то есть индивидуальный подход к каждому пациенту, и назначение противоопухолевой терапии, не нарушающей повседневный образ жизни.

Полное интервью доступно по ссылке - рак индивидуален так же, как отпечатки пальцев.