Новое на сайте:
1
Бесплатный прием онколога - только со 2 по 6 ноября
2
Октябрь - месяц здоровой кожи. Запишитесь на онкодерматологический скрининг по специальной цене!
Спасибо, не интересно

«Со мной все хорошо!» или чем может помочь онкопсихолог

Обновлено: 21 февраля 2020
104

Информирование, сопровождение в момент проживания сильных эмоций, работа со страхом, снижение уровня тревоги, растерянности, обсуждение любых переживаний.

Автор статьи - клинический психолог, онкопсихолог Ястребова Анастасия Алексеевна.

Так сложилось, что в нашей стране не принято обращаться за психологической помощью.  
Даже если человек оказался в очень сложной ситуации, он зачастую использует массу отговорок, чтобы только не обращаться к онкопсихологу. В данной статье мы бы хотели поделиться своим видением феномена психологический помощи в ситуации онкологического заболевания и привести аргументы, говорящие в пользу такого обращения в случае, если пациент испытывает в этом необходимость.   

Основываясь как на собственных наблюдениях, так и на наблюдениях коллег, можно говорить о том, что примерно 60% онкологических пациентов не нуждаются в психологической помощи вообще или нуждаются в ней минимально. Они достаточно устойчивы и вполне могут справиться со стрессом сами. Такие пациенты открыто проявляются свои эмоции, плачут, делятся своими переживаниями с близкими, могут просить о помощи и поддержке, когда она им необходима.

Около 10% пациентов подвержены различным расстройствам, требующим корректировки фармакологическими препаратами – это пациенты с клинически выраженными симптомами депрессии, тревоги, аффективными состояниями. О клинически выраженных симптомах мы можем говорить, когда проявление состояния настолько велико, что оно заполняет собой все жизненное пространство человека и мешает его нормальному, привычному функционированию. В таких ситуациях мы говорим о необходимости психотерапевтического вмешательства. 

Оставшиеся 30% это те пациенты (и их родственники), которым требуется психологическая помощь и поддержка.

работа психолога с онкобольными

К сожалению, уже на этапе знакомства с таким пациентом и членами его семьи, мы очень часто встречаемся с отрицанием необходимости психологической помощи:   
  1. Кто-то настроен скептически и говорит – «Я не псих, мне помощь не нужна».  
  2. Кто-то говорит «У меня / у нас все хорошо, мы прекрасно справляемся».  
  3. Кто-то настроен резко отрицательно, и категорически отказывается разговаривать. 
  4. Иногда члены семьи демонстрируют явно выраженный позитивный настрой, не допускают обсуждений текущей ситуации, проявления плохого настроения, слез, полагая, что тем самым проявляют заботу друг о друге, желание подбодрить, мотивируя «держаться». Но, в большинстве случаев, такое поведение приводит к тому, что напряжение между близкими людьми растет, они отдаляются друг от друга, потому что каждый оказывается одинок в своих переживаниях. 
Но, если с такими пациентами и их родственниками удается хотя бы немного поговорить, становится очевидно, что за отрицанием необходимости психологической помощи и поддержки, стоит растерянность, сильная тревога, страх, сильнейшие переживания за состояние близкого человека (если речь идет о родственнике), вина и стыд, нежелание видеть себя слабым и нуждающимся в помощи, пугающие размышления о смерти.  

Вышеперечисленные реакции являются защитной реакцией человеческой психики через отрицание травмирующих событий. Страх открыто смотреть на ситуацию, говорить о том, что происходит, обсуждать свои чувства и чувства близких настолько велик, что кажется более безопасным вообще не замечать реальность, чем делать видимыми очевидные вещи. 

В связи с этом, кажется важным сказать следующее: 

1. Онкологическое заболевание – это кризисная ситуация, в которую попадает человек и его семья: болеет не только пациент, но и вся семейная система (особенно, если несколько человек проживают вместе). Это не просто кризис, а кризис, несущий витальную угрозу – то есть, угрозу жизни. Более того, это кризис растянутый во времени - на протяжении всего процесса лечения пациент и его родственники постоянно подвергаются воздействию стрессогенов – это и «привычные» размышления о том, как проходит лечение и будет ли оно эффективно; это сильнейшие переживания при очередном обследовании (ожидание анализов, результатов КТ, МРТ); это проживание периодов плохого самочувствия в результате лечения (оперативного, химиотерапевтического, лучевого и т.п.).

В подобной ситуации, испытывать ужас, страх, тревогу, впадать в депрессивное состояние, часто плакать это нормальная реакция человеческой психики.
Ощущать себя слабым, растерянным, просить о помощи в такой ситуации не зазорно и не стыдно. 

2. Когда мы не «проживаем» эти эмоции, не даем им выхода -  не говорим о страхах, тревогах, не плачем когда хочется – они накапливаются в виде нарастающего эмоционального напряжения.
Такое напряжение в перспективе может трансформироваться как в состояние, требующее медикаментозной коррекции, так и перейти в телесное напряжение и проявиться на соматическом уровне (нарушения сна, невралгии и так далее).

3. Современные исследования говорят о том, что ровный эмоциональный фон, спокойное настроение, качественный сон являются одним из факторов, положительно влияющих на ход лечения и на снижение побочных эффектов противоопухолевого лечения. 

Это происходит потому, что чем более расслаблен пациент морально и физически, чем более ровное его эмоциональное состояние, тем больше жизненных сил организма задействованы на борьбу с заболеванием и на восстановление сил.  В обратном случае, огромное количество энергии уходит на переживание тревожных переживаний, страхов и борьбу с напряжением.

онкопсихолог в спб
  

Какая психологическая помощь может быть оказана онкологическому пациенту:

  • Информирование. Обсуждение конкретных вопросов, вызывающих тревогу -  например, о том, как взаимодействовать с ребенком в ситуации заболевания, как общаться с родственником, которому только что поставили диагноз, где искать поддержку в то время, когда врачи и психолог клиники недоступны.
  • Сопровождение в момент проживания сильных эмоций. Вам может хотеться просто плакать и говорить о том, что вы действительно чувствуете и думаете, а не том, что считается «правильным» говорить и думать в подобных ситуациях.  
  • Работа со страхом. Нас пугает то, что нам неведомо. Открыто обсуждая то, что страшно, часто удается свой страх «приручить» - то есть, или рационализировать его и осознать, что мысль вообще была иррациональной, или же уменьшить его настолько, что он перестанет полностью захватывать и с ним можно будет жить. 
  • Работа на снижение уровня тревоги. Как писал знаменитый американский психотерапевт Ирвин Ялом «Мы сами создаем все свои переживания. И все, что мы сами создали, мы сами можем и уничтожить». Осознание того, когда подступает тревога, что ее рождает, что усиливает, дает возможность частично взять контроль над процессом и предпринимать комплекс превентивные мер и техник для ее снижения.   
  • Обсуждения любых переживаний или размышлений. Кризис, который переживает человек в ситуации онкологического заболевания, может проявить или обострить многие другие переживания и воспоминания. Может возникнуть желание обсуждать экзистенциальные вопросы – смерть, одиночество, ответственность, жизненные смыслы.  И даже если события кажутся несвязанными между собой или возникновение каких-либо размышлений кажется странным, важно и нужно ими делиться. 

Закончить статью хочется цитатой одного из основателей направления гуманистической психотерапии, Карла Роджерса, которая, на наш взгляд, полностью отражает суть того, что может дать психологическая помощь и поддержка:

«Перед началом каждой встречи с пациентом я останавливаюсь на короткое мгновение, чтобы вспомнить, что я тоже – человек. 
 
Нет ничего, что может произойти с человеком, чего я, будучи тоже человеком, не смогу с ним разделить; нет такого страха, который я не смогу понять; нет страдания, к которому я могу остаться бесчувственным – это заложено в моей человеческой природе.  

Как бы ни была глубока травма этого человека – этого передо мной не надо стыдиться. Я тоже беззащитен перед лицом травмы. И поэтому меня достаточно. Что бы ни пережил этот человек – ему не обязательно оставаться с этим наедине. И с этого начинается исцеление».